вторник, 2 ноября 2021 г.

ИННОВАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И УНИВЕРСАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЭКСПЕРТА


Предварительное исследование и предложения

... в XXI веке наука должна стать всеобщим достоянием на благо всех народов на основе солидарности. — Наука для XXI века [1].

Высшие формы психизма физически требуют крупных мозгов.  — Т.де Шарден

В каждом человеке есть солнце. Только дайте ему светить. — Сократ

1. Характеристика инновационного процесса и развития

Представление об инновационном процессе (его достоверность, инженерный подход, системная полнота [4], соответствие современной ситуации) является основой представлений, технологии, организации, их эффективности и позитивности результатов.

Инновационный процесс (ИП) развивается на трех уровнях:

I. на индивидуальном уровне авиды1 — процесс необходимый, определяющий и образующий зарождение идеи и автора[1] [2] [3] — рождение, развитие, совершенство, зрелость (социально­личностная) авиды;

II. на социальном уровне — процесс выработки, создания, развития — совершенствования со­циально-личностной инновационной системы, включая, в первую очередь, специальные технологию работы с авидой (в качестве ее объекта и субъекта), соответствующую струк­туру и управление, а также духовно-нравственную основу, атмосферу функционирования, деятельности, предназначенных для обеспечения условий, процессов инициации, зарожде­ния, генерации, развития и позитивного использования авид;

III. на личностно-социальном уровне инноватора — физического и/или юридического лица, которое систематически, осознанно, профессионально, в составе специального штата или активно, добровольно, самодеятельно, а, возможно в составе системы САНИ (сохранения и активизации новых идей) или случайно, эпизодически, неявно, неосознанно, неподготов- лено, вне специальной организации, но принимает, в той или иной степени, участие в дея­тельности, влияющей на инновационный процесс, на инновационной развитие конкретной авиды и/или инновационной системы.

ИП состоит из ряда основных этапов, образующих инновационный цикл (ИЦ), который проходит инновация в ходе своего жизненного пути.

ИЦ, является элементом ИП, определяющим ход развития авиды. Полный цикл ИП включает все основные составляющие ИП (см. рис. 1)

На индивидуальном уровне:

инициация (I) ^ генерация (частично)(М) ^ далее личностно-социальные:

сбор авид (III) ^ прием (IV) ^ сохранение идей(V) ^ защита (юридическая, организационная, технологическая) (VI) ^ оценка (содержательная и личностно-социально-коммерческая) (VII) ^ активизация4 (развитие по существу, по форме, организационно, для улучшения восприятия) (VIII) ^ реализация (IX) ^ использование (позитивное) (X) ^ консервация (XI)

Рис. 1. Инновационный цикл5 (в виде последовательности этапов инновационного разви­тия автора и идеи)

Вполне очевидно, что результат инновационного процесса, в ходе прохождения очеред­ного этапа, являясь конкретным «обновлением» (инновацией), формируется как разный и, по­рой, очень существенно: содержательно, по форме и оформлению или организационно (вклю­чение в организационные, информационные структуры, связи — например, получение патента и т.п.). Хотя и иное не существенное изменение бывает очень революционным («Ничтожный морфологический скачок и вместе с тем невероятное потрясение всех сфер жизни...» — Т.де Шарден — о появлении человека). Т.е.

ИННОВАЦИИ- нечто новое, многообразные состояния его в любой форме и сфере человеческой (и иной) жизни, в том виде (по форме и существу), который оно имеет в соот­ветствии со стадиями творческого (созидательно-исследовательского, художественного), поискового, генетического или случайного развития и использования. Принимает, как необыч­ный, трудно воспринимаемый вид идеи, так и более привычную форму патентов, чертежей, публикаций. Т.о., это результат процесса (нередко, длительного и запутанного, противоречи­вого, парадоксального), а не нечто постоянное, одномоментное, окончательное.

Современное инновационное развитие (его возможности, личностные и социальные требования к нему, проблемы собственного и социального развития), наверное, по всем основ­ным составляющим, радикально отличается от развития эпохи НТР: — еще в 70-х годах Э. Тоффлер [5] обратил внимание на то, что человечество скорее погибнет не от экологической, ядерной катастроф, а не от истощения ресурсов. По его мнению, самая реальная опасность — это инновационный шок, шок от будущего, которое в его представлении, а оно все более стано­вится таковым:

- угрожающим, не воспринимаемым, отторгаемым (часто неосознанно), без знания, как бо­роться, что делать, что нужно для того, чтобы успешно созидать Красоту, Добро на основе Истины, ради Гармонии, расцвета, раскрытия потенциала Жизни (в целом) и каждого в от­дельности;

4.     Т.е. речь идет о разноплановом развитии, нуждающемся в самых разнообразных специальностях, та­лантах, возможностях, зачастую непредсказуемых (но с включением, нередко обязательным, нрав­ственных и творческих свойств), и тоже, зачастую непредсказуемых, людях и организациях. (И в этом сложность организации ИП). В конечном счете, включается весь спектр освоенных людьми, социу­мом видов деятельности и специальностей, умений. Или создаются новые. При этом, конечно, требу­ется сотрудничество, помощь, которые совершенно неоценимы, важны для развития авиды — будь это помощь «бабки» или «мышки». Т.к. без них очень и очень многие авторы «свою» «репку» не вы­тянут.

5.     Мы считаем, что чрезвычайно важно, системно полное представление о составе и последовательности

операций с авидой, составляющих инновационный цикл, необходимых по отдельности и достаточных для получения своевременного, надежного и позитивного результата. Конечно, при условии соблю­дения и качественной полноты [4] всех этих составляющих.

- действительно, раньше, новое ассоциировалось исключительно с добром (новое — значит обязательно (!) лучшее), т.к. оно не несло угрозу жизни и здоровью (за исключением средств ведения войны). Сейчас все больше инноваций, обеспечивая максимум прибыли (за минимум времени и затрат) несет неуловимую угрозу жизни, здоровью, психике, нрав­ственности [6];

- к тому же понятие свободы — одного из базовых, целевых составляющих социально­личностного и инновационного развития, более того — определяющего фактора устойчи­вости социального движения, —сведено сейчас к очень узкому представлению, исключи­тельно к «свободе от». Потеряв, таким образом, вторую, не менее важную, составляющую свободы (созидания) — «свободу для», включая, следовательно, и фактор ответственно­сти!

Нами предлагается следующая формула свободы (С) [7], дающая конструктивное и несравненно более полное представление об этой важнейшей составляющей личной и социаль­ной жизни6:

С = Н X В X р х Ц х О ,

где

Н — знание жизненной необходимости (личной и социальной);

В — знание возможностей учиться, мыслить, творить, реализовывать (инновационные знания), действовать, умение ими пользоваться;

Р — располагаемые и предоставляемые ресурсы;

Ц- цели (задачи), ради которых используются составляющие свободы. Действительная свобода возможна и нужна только на службе достойной цели, иначе личность уничто­жается, гася свои духовные возможности («Дух, любящий только самого себя, есть атом, плавающий в бесконечном пустом пространстве» — Ф. Шиллер [8]);

О — ответственность за то, как воспользовались предоставленной свободой.

В биологии известно, что, если в организме взрослого человека, насчитывающего 50.000 млрд. клеток (в норме, благодаря согласованному взаимодействию обеспечивается гар­монический процесс), клетка не выполняет нужную команду, то гармония нарушается и возни­кает болезнь. Система теряет устойчивость;

- чрезвычайная трудность научной и тем более бытовой оценки возможности позитивного использования новых и, особенно, качественно новых продуктов промышленности, фарма­цевтики, сельского хозяйства, тем более сложная и нереальная в условиях массово­глобальной погони (отдельными лицами, предприятиями и, даже, государствами) за наибольшим финансовым результатом, все более ускоряющейся подачи инноваций потре­бителю. И при все меньшем стремлении к ответственности (разработчиков и всех участни­ков инновационной цепочки), к проверке безвредности предлагаемого необходимыми для этого специальными средствами, которые становятся все чаще и все более дорогими, про­должительными;

- системная, процессная и качественная неполнота представлений об основных понятиях, социальных системах, характерный признак и одна из основных причин неэффективности и неустойчивости социального развития.

Особенно это характерно и важно для современного инновационного, нравственного и здравосозидательного развития — во многом определяющего социально-экономическое и по­литическое.

Тем не менее, несмотря на то, что:

- инновационная ситуация чрезвычайно изменилась (количество новых идей, творцов, инно­ваторов; потребность в инновациях; их сложность и взаимосвязанность ранее совершенно автономных научных, технических, социально-гуманитарных сфер; ранняя и глубокая спе­циализация, приводящая к неспособности воспринимать идеи на стыках, тем более отда­ленных наук; необходимость широчайшего участия разноплановых инноваторов в иннова-

6 Наверное, очевидна, принципиальная и практическая разница представлений о свободе и соответству­ющих требований к организации жизни-деятельности, при условии стремления к системной полноте, особенно, в сравнении с известной «формулой»: «свобода — познанная необходимость».

ционном процессе и в действительной демократизации всех сфер [9,10] (т.е. практического, реально обеспеченного, деятельного участия в подготовке и реализации эффективных и прогрессивных решений, особенно в критических личностных и социальных ситуациях...);

- еще В. Вернадским [11] замечен тот факт, что количество и качество научной информации, полученной инициативно (и вне специальных структур) сопоставимо с объемом и каче­ством, полученным в базовых организациях, ответственных за науку в целом и проводимых под руководством администрации. Однако, система способная работать с резко возросшим объемом и тем более с инициативным инновационным массивом, в мире отсутствует. Раз­работанная автором в Кибцентре НАНУ (при широкой и разноплановой поддержке, т.е. ак­тивной инновационной деятельности, многих сотрудников Кибцентра и иных Киевских ор- ганизаций)системно полная технология, соответствующие система САНИ и инновационная культура, в силу большой инновационной емкости и отсутствия мировых аналогов, несмот­ря на положительные многоплановые и очень важные, актуальные результаты, подученные при экспериментальной эксплуатации, высокие отзывы многих авторитетных ученых, реа­лизуется крайне медленно. Хотя, как показано в наших работах, например, [2, 3, 6, 12-17] — это важнейшее, первоочередное средство социально-экономического и духовно­нравственного развития, выхода из системного кризиса, т.к. органически увязывает инно­вационную, нравственную и социально-экономическую деятельность физических и юриди­ческих лиц, всего социума.

К тому же эта система способна вырасти в, очень нужный, социальный интеллект, в «крупные мозги» [17-19].

А инновационное развитие Украины, несмотря на обилие диссертаций, социально­политической активности и, многократно заявленной высшим руководством страны и науки, чрезвычайной важности инновационной стратегии, буксует, «забалтывается» (по справедливо­му выражению, тогда депутата ВС, потом губернатора Херсонской обл. В.А. Демехина). Впро­чем, как и во всем мире.

Несмотря на, казалось бы, значительно более высокий объем инновационной продук­ции, не многим лучше обстоит дело и на Западе. В США, где инновационная система, по мне­нию ведущих ученых-экономистов, сыграла в ХХ в. самую важную роль, однако она, и это факт, не трансформировалась в систему образца XXI в., требуемую для эпохи инновационного развития [53]. Европа, констатировав неудовлетворительное состояние инновационной культу­ры — «махровая антиинновационная культура», и поставив цель к 2010 г. стать наиболее дина­мичным научным центром в мире [20], тем не менее, не дает оснований, чтобы говорить про создание реальных условий для инновационных прорывов, который действительно сделал бы общеевропейскую экономику более динамичной и человечной [17];

Нельзя не отметить особую важность для позитивности и эффективности инновацион­ного развития, устойчивости социального, также чрезвычайную слабость активной нравствен­ной деятельности всех людей и организаций [2,6,9].

Отметим, в связи с этим, три момента, характеризующих ситуацию:

1. Ситуативный: «Программа цивилизации провалилась, Совесть потерпела крах» («Шпи­гель»). «Нравственный Чернобыль» (акад. Д. Лихачев) [21-26];

2. Содержательный: «Много лет занимаясь профессионально в области качества, начинаешь все острее ощущать и понимать, сколь велико духовное начало в создании качественного продукта и его эффективного использования» (А.В. Гличев, один из самых авторитетных ученых в Европе в области качества). Естественно, и для устойчивого развития!;

3. Рекомендательный: «В условиях резкого повышения вооруженности знаниями, умениями и ресурсами человек, социальные системы становятся необыкновенно могущественными, что при нынешнем... разрушении... моральных устоев может представлять не только благо, но и большую опасность. В связи с этим необходимо кардинально пересмотреть этические аспекты формирования инновационной культуры...» [26].

Таким образом, мы можем констатировать формирование весьма реальных ножниц. Одно лезвие — фантастические технические и технологические, научные, организационные и финансовые возможности, способные радикально изменить основы (созидания) крушения мира, второе — массовое, глобальное разрушение морали, самого понятия ответственности, веры в добро и, более того, ускоренное, всемерное развитие сатанизма, способных в любой момент перерезать пуповину Жизни.

2. Характеристика и протекание процесса оценки. Роль и заинтересованность эксперта, ответственность за результаты оценки

Оценка результатов творчества, случайных ситуаций и инновационной деятельности, требуемой на всех этапах инновационного процесса — одна из важнейших функций, задач и видов деятельности личности и социума, оказывает в целом (и, если иметь в виду, конкретную авиду), в частности, глубокое стратегическое и тактическое влияние на социальное и личност­ное развитие.

Справедливая, объективная, надежная, доброжелательная (иначе, во многих случаях, до сути идеи не добраться, не понять автора), всесторонняя, доступная для всех и всегда оценка (т.е. процесс оценки и ее результат) — такой хотят ее видеть авторы, инноваторы, такой она объективно нужна социуму (включая такие его составляющие, как семья, школа, организация, страна, международные организации). В современной жизни ключевую, базовую и, что очень важно, монопольную роль7 играет экспертиза и эксперт8 — как методология, способ и средства (лицо, индивидуально реализующие оценку), как фактически единственный (методологически) способ оценки получения знаний о смысле, значении инновационного результата и на любом этапе его жизни, будь то замысел, рождение, развитие или использование. К тому же независи­мо от степени ее (авиды) зрелости, обеспеченности ресурсами, средствами убеждения, доказа­тельств реальности, целесообразности, полезности, своевременности, эффективности.

Оценку экспертной методологии — единственной, используемой у нас и в мире, широ­ко распространенной в науке, в быту и предпринимательстве, — охарактеризовали с разных сторон и в разное время известный американский организатор производства Г. Форд и извест­ный советский писатель А. Крон. Процитируем:

«Специалисты вредны тем, что они скорее других найдут недостатки всякой новой идеи и тем самым помешают ее применению (выделено — авт.). Они так умны и опытны, что

7 Ролевые функции, которые выполняют специалисты-эксперты (по своей воле или по заказу, по должно­

сти), существенно, качественно разные:

— он может вынести приговор окончательный для авиды (т.е. исполнить роль судьи, но без института адвокатуры, и у автора не всегда хватит специальных знаний, душевных и материальных сил, соци­альных возможностей, уверенности в себе и в идее, чтобы «обжаловать» принятое, часто и без его участия, решение — рецензию), будучи администратором, редактором, инвестором;

— он может искать и озвучивать только недостатки, сомнения, неуважение к работе и автору (роль про­курора), правда, нередко даже не выслушав автора, не потрудившись разобраться в предлагаемой ин­новации, в ее результатах, возможностях и направленности развития авторской мысли, в его возмож­ностях;

— представлять один из вариантов возможного развития, будучи в роли «только» советника, консуль­танта.

А может случиться и так, что роль эксперта, как личности, способной самостоятельно оценить новое, не реализуема в принципе. Т.к. он не сведущ в конкретной, хотя казалось бы и близкой области, опреде­ляющей инновацию. К тому же и оценить ее, в личностном плане, некому — нет еще такой специаль­ности (самолетостроение ->100лет назад; здравосозидание, инновационную информационную техно­логию — сейчас; голограмму, лазер — не так давно). Или она рождена на стыках разнородных наук, технологий (тем более, если ранее они не сотрудничали) или близких, но, если чрезвычайно наукоем­ких, инновационноемких, каждая сама по себе. И поэтому требует коллективного, поискового, а не только оценочного, сотрудничества разнородных специалистов. А автор (инноватор) предлагает но­вое, ранее отсутствующее решение (устройство, технологию, организацию), знание, наблюдение (находку), объект, возможность (в том числе и физиологическую), проблему, системно наиболее пол­ное решение.

8 Эксперт [<лат. expertus> опытный] — сведущее лицо, приглашаемое и спорных и трудных случаях, для экспертизы.

Экспертиза — исследование и разрешение при помощи сведущих людей, какого-либо вопроса, требую­щего специальных знаний, умений.

в точности знают, почему нельзя сделать того-то и того-то: они видят пределы и препят­ствия. Поэтому я не беру на службу чистокровного специалиста. Если бы я хотел убить кон­курентов нечестными средствами, я предоставил бы им полчища специалистов. Получив мас­су хороших советов, мои конкуренты не могли бы приступить к работе» (Г. Форд);

«Исторический парадокс: преступление зачастую взвешивается гораздо тщательнее, чем подвиг. Судьба преступника, как правило, решается судом, судьба героя (идеи — авт.) — административным усмотрением. Научные методы гораздо чаще применяются при расследо­вании преступления, чем при анализе героического деяния (инновации — авт.)» (А.Крон, о луч­шем подводнике второй мировой войны А. Маринеску) [27].

Достаточно очевидно, что даже эти две рельефные характеристики важнейших состав­ляющих системы оценки, убеждают в том, что современная оценка, как устоявшаяся, чрезвы­чайно значимая часть непрерывного личностного и социального жизненного цикла, именуемая в мире исключительно экспертизой и таковой осознаваемой всеми сознательными участниками творческой и инновационной деятельности, не соответствует поставленным сейчас, очень ост­ро, задачам. В интересном и принципиально важном исследовании Е.З. Мирской [28], отмеча­ется, что «в естественнонаучных журналах судьбу статьи фактически решает отзыв рецензен­та...». 
К тому же «виднейшие авторитеты... практически не занимаются вопросами текущей публикации».

То, что большое количество исследовательских работ отклоняется и, что среди остав­шихся неопубликованными, были, действительно ценные, не вызывает сомнений ни у кого. Но дело здесь намного сложней и острей. Сошлемся опять на то же исследование. Вот вывод «Чем существенней полученный автором результат для развития данной научной (и любой иной — тоже — авт.) области, тем вернее рукопись будет отклонена рецензентом, как бесполезная (не­верная, неактуальная и т. д. — авт.) и, следовательно, неинтересная, если он придерживается иной, чем существующая точка зрения, на перспективы развития» [28].

Таким образом, творческие результаты, обладающие наибольшей, особенно принципи­альной новизной — наименее проходимы. А это означает, что наиболее эффективные, социаль­но ценные авиды, мы рискуем оставить «за бортом».

При этом современная система-культура оценки (методология, организации, кадры) сводится к очень узкому, тесному «прокрустову ложу» возможностей для автора и/или, пред­ставляющему, развивающему его и/или его идею, инноватора. Назовем этот реально суще­ствующий сложный союз (а возможно и сплав) автора и инноватора словом авин.

Это принципиально, жизненно важные для судеб авиды ограничения, появляются по- разному на разных этапах ИП и в разных механизмах экспертизы (администрация, инвестор, редактор, научно-технический совет, эксперт-специалист, мать-отец в семье и т.д.). Общим для них является то, что процесс оценки (ПО) организован не в интересах авиды, а скорее за ее счет (содержания, идеи, времени, ресурсов, душевной энергии автора), так, что, по мнению газеты «Известия», легче взобраться на вершину Эвереста, чем довести идею до реализации. По мне­нию западноевропейских экспертов [20] «..в Европейском союзе на инноваторов смотрят, как на надоедливых людей, которые не только уязвимы с самого начала, но и наталкиваются на бесконечные препятствия своему творчеству, пробиваясь через существующую канцелярщину и экспертную систему, как сквозь строй». А предпочтение, да еще в отсутствие «принципа не­виновности», заранее отдано рецензенту (в широком смысле этого слова) — физическому или юридическому лицу, вырабатывающему оценку на основе современной методологии и органи­зации, системы.

В этой системе эксперт, по отношению к авине, во многих ключевых ситуациях, высту­пает как феодал по отношению к крепостному:

- авин, во многих случаях, алгоритмически, т.е. независимо от эксперта, отлучен от ак­тивного участия, лишен прямого контакта с системой, человеком, непосредственно определяющим результат оценки. Т.о. авин лишен возможности, способности объяс­нить (доказать) эксперту не всегда прозрачно и достаточно полно (по объективным и/или субъективным причинам) представленную идею, ее суть, логику, возможности, пути-средства реализации и использования предложенного. А эксперт — возможности добросовестно и основательно разобраться в рецензируемой работе и личности автора. Что особенно важно, неразделимо в начале;

- но даже в случае, если контакт все-таки состоялся, автор (принципиально) все равно остается на самом нижнем уровне инновационных отношений (как и крепостной от феодала — целиком в зависимости от эксперта: его воли; настроения; интересов; соци­ально-научного статуса; исповедуемых парадигм, принятой методологии (не всегда осознаваемых) и даже вкусов на людей, одежду, поведение и т.п.).

Речь идет о возможных основных уровнях радикально отличающихся отноше­ний между авином и экспертной системой:

V отсутствие права совещательного голоса (I-й, самый низкий уровень). Т.е. он не имеет права (даже) на обсуждение, изложение своего мнения (по поводу непонято­го, несогласия, неполноты информации, логики);

V имеет право совещательного голоса (II-й уровень) и т.о. может принимать участие в обсуждении его работы. Т.е. имеет право и реальную возможность его реализовы­вать. Заметим, однако, что провозглашенное право и возможность его реализовать далеко не всегда идут вместе, реализуются одновременно и в полном объеме;

V имеет право решающего голоса (III-й уровень), т.е. имеет возможность принимать участие в подготовке и принятии решения по возможностям социального сохране­ния, развития, реализации и использования идеи;

V имеет право окончательного_решения (высший, IV-й уровень). Т.е. автор может сам принять решение, определяющее дальнейшие действия социума по социальному сохранению и развитию идеи, ее реализации и использования.

Особенно остро реализация такого права требуется на I-м этапе социализации идеи [28,13,29], в процессе которого решается вопрос социальной жизни (или смерти) идеи, а возможно и авиды. Тем более, если это происходит на ранней стадии развития авиды, когда в «гадком утенке» еще невозможно разглядеть «прекрасного лебедя» и идея кажется ненаучной, нереализуемой, неактуальной, неэффективной. А к тому же считая еще слишком мелкой или слишком глобальной. На этой стадии, как показывает исторический опыт, даже внимательному и чуткому эксперту, самому, не всегда удает­ся разглядеть будущее автора, идеи (авиды). Нельзя не помнить, не держать все время на контроле замечание В..Вернадского о том, что «вся история науки на каждом шагу показывает, что отдельные личности были более правы в своих утверждениях, чем це­лые корпорации ученых или сотни, тысячи исследователей» [11];

- еще одна принципиально важная составляющая, характеризующая отношения «бино­ма» авин-рецензент в процессе современной оценки и уподобляющая ее феодальным отношениям (к крестьянам). Эксперт также не несет никакой ответственности (и мо­ральной!!!) даже за очевидную предвзятость, не научность своей рецензии, нежелание ознакомиться с представленной работой или за рецензию, которая дана в случае, если предлагаемая работа выполнена в новой области, на основе синтеза результатов разно­плановых наук и потому, в принципе, еще не имеющая специалистов (т.е. он, возможно, лишен научного и морального права на окончательную рецензию самому).

Основой экспертной пирамиды (вверху эксперты, внизу — авины), скрепленной пре­зумпцией виновности, т.е. представлением о том, что автор, скорее всего, не прав (в целом или в частностях, отрицающих, в конце концов, целое), утверждающая, что никто лучше специали­ста не может судить об инновации, формируя т.о., абсолютную монополию экспертной методо­логии. При этом совершенно забыта вторая сторона медали, на которой написано: «Нельзя быть судьей в собственном деле». В этом диапазоне противоположных установок, для органи­зации и ведения процесса оценки, и необходимо формировать систему оценки.

Значительная часть, часто решающая — это зависимость результатов оценки (точнее — методологии, технологии, структуры, организации, кадров, самого духа, сформировавшихся к XXI в.) от социального положения (административного, научно-технического, финансового и др.), а не от содержания и социально-личностной значимости предлагаемого, делает жизнен­ную позицию, методологию «хлебных умов» (стремление к служебной карьере любой ценой, в которой «наука», точнее, то, что от нее остается, лишь средство такого «роста») буквально все более непреодолимыми для тех, кто действительно создает науку и как творец, и как иннова­тор, способный рассмотреть и в малом великое — «философских умов» [30]. Нельзя не заме­тить, что эта гегемония и односторонность (избавления от «назойливых авторов и их никчем­ных работ»), организуемая экспертной системой, постоянно увеличивается и автора, в частно­сти, все чаще лишают контакта с рецензентом.

Очевидно, что инициативные разработки, исследования, начинающиеся практически с нуля, неожиданные находки, наблюдения, состояния, открытия (что особенно важно для кос­монавтики), лишаются шансов на жизнь. Тем более, если они ориентированы не на сиюминут­ный коммерческий результат, а на достижение социально-духовно-здравосозидательного про­гресса, стратегически важные, системно полные социальные (глобальные) проекты.

Используя, включив в процессе оценки и принятия решения о социальной регистрации идеи [29, 13] принцип презумпции невиновности (т.е. в случае, если автору не доказана не научность, отсутствие новизны и, следовательно, его убеждения о необходимости регистрации не изменились, он считает ее нужной), принимает окончательное решение о социальной реги­страции идеи. Т.о. он получает возможность:

S получить документ о предварительном авторстве;

S социального сохранения идеи;

S ознакомления с его инновацией неопределенного круга творческих и инновационных лиц (физических и юридических) и получить их независимую оценку, подключение к ее развитию, а также «поручить» оценку, во многих отношениях наиболее объективному судьи — времени.

В заключение этого раздела напомним, сославшись на очень интересных и системно основательных исследователей, особенности и особую важность технолого-организационно­нравственного обеспечения и умения работать (в первую очередь, верно оценить) в «роддоме» инноваций, где надо обладать буквально материнской доброжелательностью и чуткостью и опираться на материнскую заботу: «В природе нет ничего более деликатного и мимолетного, чем начало. До тех пор, пока зоологическая группа молода, ее признаки остаются неопределен­ными. Ее сооружение хрупко. Ее размеры малы... Эту раздражающую, но существенную не­прочность исходного материала, должны почувствовать все, кто занимается историей! В любой области (выделено — Т.де Ш.), когда вокруг нас начинает чуть пробиваться что-то действи­тельно новое, мы его не замечаем по той простой причине, что нам надо было бы видеть его расцвет в будущем, чтобы заметить его в самом начале» [18].

И Ильенков Э.В. [31]: «.переход «единичного и случайного» во «всеобщее» отнюдь не редкость в истории, а скорее даже и правило. В истории — и не только человечества с его куль­турой — всегда происходит так, что явление, которое впоследствии становится всеобщим, вна- чале-то возникает именно как единичное «исключение из правила», как аномалия, как нечто частное и частичное. Иным путем вряд ли и может возникнуть хоть что-либо новое. История имела бы весьма мистический вид, если бы все новое в ней возникало разом, сразу, как «об­щее» для всех без исключения, как внезапно воплощающаяся «идея».

Поэтому овладение Историей — задача, поставленная еще К. Марксом, — означает в первую очередь овладение Инновацией9, которая сейчас появляется в основном случайно и управляется исключительно бизнеса. Однако История — не бизнес, не харизматика, она только

9 Такую постановку, однако, пора уточнить. Задача Овладения, так же как «Брать у природы — наша за­дача» — это уровень осознания возможностей и задач развития, свойственный XIX и началу XX века, гуманизму. Она несет в себе средства насилия, пренебрежения. Человек был объявлен Царем приро­ды и единственной Целью развития. Осознав ограниченность и недопустимость такого отношения к Детям Природы, с самой Природой, Н. Холодный разработал антропокосмизм, к сожалению, еще не ставшим пока общепризнанным мировоззреиием [32]. Но необходимо не Овладение, надо осваивать возможности и методы, средства, системы Содружества, для развития всех составляющих Жизнь, развитие на основе и при соблюдении Законов Природы, для раскрытия потенциала всей Жизни. Ведь «Цель всякого изменения, если оно сообразно природе вещей, состоит в том, чтобы реализовать в каждом организме (и в социальном — авт.) -идеал его рациональной сущности» (Аристотель, И.Пригожин).

часть современной жизни и даже не определяет её цели, не имеет даже право на определение целей, не должна этого делать.

3. Необходимость и возможности кардинального совершенствования систе­мы оценки. Универсальная ответственность10 специалистов

Необходимость радикальных изменений и представлений об инновационном процессе, и освоения соответствующих новых ролей, функций, задач и целей деятельности экспертов по всему циклу развития авиды, становится все жестче и очевидней для внимательных, стремя­щихся к системной полноте и к истине-совершенству-гармонии исследователей-созидателей, компетентного руководства, ощущающего динамику и важнейшие отношения современного личностного и социально-экономического развития.

Именно отсутствие системно (и более того — процессно и качественно) полного пред­ставления (основы которого изложены в работах [6, 13, 14, 17, 19, 29, 33 и др.] об инновацион­ных процессах, знания11 о требуемой технологии, системе и организации работы, прежде всего, с инновационным информационным продуктом, со всем спектром авид и авин, не позволяет эффективно и своевременно решать современные актуальнейшие задачи, стоящие перед соци­умом, активной и ответственной личностью [1-6, 9-17, 19, 25, 31, 33-54], перед теми, кто оце­нивает их деятельность, результаты, возможности развития, использования и от кого, в первую очередь, зависит судьба авид [13, 17, 33-35].

В работах [4, 13], достаточно полно показана необходимость принципиально иной ин­новационной культуры, основанной в частности, на совершенно иной методологии, вводимой ею предварительной оценке, особенно важных для наиболее необычных, парадоксальных (ин­новационно и наукоемких) и незрелых инноваций (и авторов): иные цели, принципы и вслед за ними задачи, организация, роли и последовательность использования имеющихся возможно­стей (алгоритмов, методик, духа оценки) для получения очень важной, вначале, максимально возможной доброжелательности ведения процесса, как обязательного условия наилучших «стыковки» с инноватором и понимания духа, сути, проблем-возможностей предлагаемого, безотносительно к статусу автора. И «даже» к внешнему виду

Здесь отметим некоторые основные аспекты, показывающие и определяющие важность совершенно иной организации, особенно до достижения содержательной, представительской и организационной зрелости авиды и субъективно-объективной готовности социума.

Ряд факторов связан с принципиальной неспособностью современной системы (оценки) качественно, ответственно, в полном объеме всего инновационного массива авид, и эффектив­но (в плане реализации, своевременности и позитивности использования) выполнить объектив-

10 Под универсальной ответственностью, мы понимаем, по существу:

— всестороннюю, системно, качественно полную ответственность;

— ответственность по ходу всего процесса, инновационного и творческого, развития автора и идеи, т.е. от самого начала, инициации автора и идеи, авиды, и до ее использования (возможно разнопланового, исторически значимого,..);

— своевременная, активная реакция на творческие и инновационные результаты, процесс для обеспече­ния развития в русле, в духе гармонического, всестороннего прогресса в интересах всех и каждого, всей Жизни (антропокосмизм по Н. Холодному [32, 37] и с учетом их позитивного или негативного влияния, использования;

— по уровню ответственности: - чувство моральной ответственности за все происходящее и готовность действовать, в соответствии с положениями Истины и Добра;

— ответственность всегда и везде перед семьей, организацией, Родиной, Жизнью, Природой — Вселен­ной, Космосом [31, 40, 41] Богом, совестью, основанной на глубоком и всестороннем знании, на ак­тивной нравственности («Делай другому то (и так), что ты хочешь, чтобы делали тебе (и как)»), со­здавая для этого необходимый личностный и социальный инструментарий, технологию, организацию, духовно-нравственную деятельно-активную атмосферу

11 Надо добавить, объективности ради — и желания большой части руководства. Мне один достойный

человек, он старался и помочь, академик НАНУ, как-то в очередной беседе сказал откровенно: Как ученый я — за! Как руководитель — против!»

но и от всё большего числа субъектов-инноваторов, требуемые, социальные функции, способ­ствовать решению все более остро встающих социальных, личностных и исследовательско­созидательных задач. Речь идет, в частности, о следующих факторах, которые во многом опре­деляют качество и функциональные способности (возможности) системы оценки авид:

- сложившейся в связи с взрывообразным ростом количества и качественных составляющих, т.е. разноплановых принципиально новых возможностей, творчески, инновационно актив­ных, потенциально достаточно зрелых лиц, в объективной потребности в разноплановой, разноуровневой, обеспечивающей системную полноту творческо-инновационной продук­ции, в постоянной потребности в творчески-инновационно активном огромном количестве людей, буквально любой специальности, возраста, (более того) в любое время и в их творче­ско-инновационных результатах;

- чрезвычайной, нередко неподъемной для отдельно взятых и не подготовленных всем ходом генерации и развития инновации (вначале проблемы, замыслы, потом идеи, затем статьи- патенты, демонстрационно-экспериментального образцы-результаты) экспертов, в сочета­нии со сложностью, многоплановостью, глубиной, научной и инновационной емкостью[4].

Специально надо выделить инновации, являющиеся наиболее сложными, неподда­ющимися действующей экспертизе — комплексные и тем более те, которые стремятся ре­шать задачи на основе требований системной (а, следовательно, и качественной, процесс­ной) полноты. Т.е. те, которые:

~ ~ входят в зону «проклятия размерности» (свойства сложных систем);

~ ~ требуют особого внимания и особых требований к оценке (пионерные работы). Как

очень верно заметил В.Зеланд («Трансерфинг реальности», 2004г.): «Продукты чистого разума ценятся невысоко... подлинные шедевры рождаются в единстве души и разума». Такие работы требуют сил и интуиции, по-видимому, пропорциональных степени но­визны. Причем интуиции, вначале даже не допускающей строго логичного доказатель­ства, требуется возможно даже не меньше, чем при создании художественного произве­дения. Поэтому некоторые особо крупные результаты в науке и технике наверняка труд- ноповторимы, так же как, скажем, «результаты» в искусстве Л.Н. Толстого или П.И. Чайковского. А высшая, пионерная наука — тоже искусство! И чем значительней по глубине, объему и плотности новизны скачок в новое, тем больше роль интуиции, души. И тем труднее эти результаты поддаются современной методологии и организа­ции оценки (прежде всего, содержательной);

~ ~ чрезвычайно остро нужны социальному развитию, для создания новых основных со­

циальных систем (образование-просвещение, здравосозидание, инновационно­нравственная, активной массовой нравственности, транспорт-связь, питание, экономика, космонавтика и др.) и овладения личностным и историческим развитием (отказа от ме­тодологии проб и ошибок, которую считают единственно реализуемой);

- необходимы в связи с быстро растущей вероятностью (и частотой) возникновения медицин­ских, техногенных, экономических и социально-политических и многих других аварийных, кризисных критических ситуаций (личностного, регионального и глобального масштабов) требующих быстрых, эффективных, устойчивых и прогрессивно-гармоничных решений, со­бираемых, генерируемых, развиваемых на основе использования идей в любой, желательно объективизированной, форме и творческо-инновационной деятельности любых (!) людей (в любое время). И в том числе — людей уникальных, неординарных личностей, «философ­ских умов», мудрецов, но обязательно в соответствующей системе (т.е. технологии, струк­туре, организации, духовно-нравственной атмосфере и со специально подготовленными, отобранными кадрами, как профессионалов, так и энтузиастов-активистов), способной (профессионально и душевно) работать с такими авидами и авинами;

Другой стороной, определяющей необходимость «капитальной достройки», особо острую актуальность формирования системно и качественно полной сферы оценки и становя­щейся стороной все более уязвимой, все более легко доступной для поражения, «ахиллесовой пятой» действующей системы оценки, все более искажаемой ускоренным и односторонним ро­стом ее коммерциализации(т.е. зависимой не от действительной пользы, а от личной выгоды владеющего капиталами, властными полномочиями) и рецензентов, ими созданных и отобран­ных, является необходимость личностно и социально активной этизации, как процесса оценки, так и духовно-нравственной базы, основы активной профессиональной и любой иной деятель­ности всех участников (действующих и потенциальных) этого процесса.

Покажем несколько существенных составляющих (с короткими комментариями и с по­зиций, выработанных на основе, разработанной автором с коллегами, системы САНИ,а, следо­вательно, активных личностно-социально организованных, инновационной и активной нрав­ственной деятельности и культуры), определяющих ситуацию с нравственной составляющей процесса и акта оценки.

«Тому, кто не овладел наукой (и делом — авт.) добра, всякая иная наука только мешает» (Мишель Монтень). Эту мысль Монтеня можно считать важнейшей социальной «формулой», которая должна формировать базовые основы, требующие обязательного учета при проектировании, организации и контроле личностного и социального движения (включая, конечно, и социальные структуры, технологии), в том числе, естественно, также познавательно-созидательной составляющей и системы оценки ее результатов .

Отсутствие созидательного поиска в этом направлении, неспособность (нежелание) верно оценить и активизировать то немногое, что все-таки появляется, ведет к углублению и расширению системного глобального кризиса. В результате:

• разрыв творческой и инновационной составляющих единого творческо-инновационно­нравственного процесса, который приводит к тому, что нравственная деятельность не обеспе­чивается, лишается абсолютно необходимой самообеспеченности, самодеятельности (личност­ной и социальной), широчайшего поля деятельности (всех возрастов, социального положения, талантов, и всяких ее видов) и верной целевой ориентации, созидающей только на основе Ис­тины и добродеятельного, массового, не пассивного, не только личного, Добра;

•творческая деятельность, оторвавшись от нравственной, свелась исключительно к коммерческой выгоде, теряя полезную составляющую (польза не синоним выгоды, а всё более — антоним) и все чаще генерируя и способствуя развитию антиидей14, антисистем и антилюдей (нелюдей).

13 Сейчас уже нельзя не осознавать. И более того: кто не развил науку и практику добра, т.е. не создал

соответствующую культуру, систему активного добра, к тому же на основе, в союзе с поиском- утверждением истины, умения, для того, наука становится все более. и даже наиболее, опасной со­ставляющей современной жизни и культуры.

14 Антиидеи — это идеи, инновации, несущие только отрицательный результат (для личности, семьи,

общества; пропагандистки, организационно-технологически, материально обеспечивающие разврат, бытовое и социальное насилие и другие основные составляющие антикультуры [6]; формирующие и развивающие структуры, системы, программы и обеспечивающие тактически эффективное духовное материальное функционирование нелюдей — существ, живущих на основе целей, принципов и задач антисферы, антинравственности (противоположной выработанной лучшими людьми, религиями, уче­ными, историческими опытом); направленные на использование социально нейтральных (по сути) изделий, технологий, систем в негативных целях; анти и лженаучных, антигуманных.

«Через антиидеи прямо и откровенно, без уверток и недомолвок, открываются мрачные бездны зла, угрожающие духовному, физическому и социальному здоровью человека, перспективы разнообраз­ных нравственных падений, сознательного выбора аморализма, жестокости и эгоизма. Антиидеи, рас­крывая антигуманистические пути жизни не предостерегают от них, соблазняют человека амораль­ным своеволием. ...Антиидеи, как цельные мировоззренческие образования, в извращенном виде уга­дывают основные проблемы и коллизии того трагического распада, который переживает современное сознание, нравственно апеллируют к затаенным инстинктам надломленного человека, развивая в нем эгоистически-злобный, антигуманный активизм, извращая и дезориентируя его нравственное самосо-

Нельзя, однако, не заметить, что сейчас все более очевидным становится понимание принципиальной недостаточности, системной неполноты только научного (исследовательско­го) освоения сферы добра. Более того — все более проявляется ущербность, неспособность нравственной сферы, сферы добра, без научно-созидательного освоения ее деятельной, практи­ческой составляющей, т.е. без разработки и создания-использования очень специфичной, свой­ственной исключительно ей технологии, лично-социальной организации, образующей духовно- нравственно-организационно-материальную инфра и гиперструктуры, способной соревновать­ся и направлять материальную сферу. Решающее значение этического начала для культуры ускользнуло от нас, отметил А. Швейцер: «В культурном движении, начиная с эпохи Ренессан­са и вплоть до начала XIX столетия, силы материального и духовно-этического прогресса дей­ствовали параллельно, как бы соревнуясь между собой.

Затем, однако, произошло нечто никогда ранее не виданное: силы этического прогресса иссякли, в то время как достижения духа в материальной сфере неуклонно нарастали, являя блестящую картину научно-технического прогресса» [38]. Именно тогда появились первые признаки кризиса рационализма (узкого, системно неполного) и оптимистического мировоз­зрения вообще. Это и послужило началом трагедии человечества [8, 32, 38];

— «Для того, чтобы зло восторжествовало, нужно совсем немного, чтобы добрые люди ничего не делали» (Д. Кук). Добавим к этой ключевой мысли две характеристики, пока­зывающие еще две важнейшие стороны этого явления, процесса: М. Горького «Не своротить камня с пути думою» и В. Шульгина, известного русского политического деятеля, отметивше­го, что «внегосударственных структур, бандиты единственные, кто объединены, остальные как песок разрознены».

Эта ситуация, вызывающая вначале недоумение, становится вполне понятной и даже естественной и «нормальной», если учесть, вспомнить, что нравственная культура, основана на бездействии («Не делай другому то, что ты хочешь, чтобы не делали тебе» — основа христи­анской морали и, как не покажется странным, и современной). Точнее — этот принцип, хотя и продолжает оставаться не только необходимой иодной из составляющих основ морали, но, да­же в качестве основной-ведущей, определяющей нравственную жизнь и деятельность!? Хотя — давно замечено, что это уже вчерашний этап практической этики, этап нравственного детства человечества (по Лессингу). Тем более, если все же не забывать и учитывать должным образом, что современные возможности человечества и даже человека (!), достигли уровня богов. На отрицании нравственной деятельности (т.к. основа ее — «не делай»!), на ее сугубо индивидуа­листической ориентации («Поступай!»), а потому — разрозненности15, напрактически полной

знание» [37]. Уместно вспомнить, что Ф. Шиллер считал «эгоизм — величайшей бедностью одушев­ленного человека» и «опаснейшим врагом доброжелательства»

15 И даже «Золотое правило нравственности» («Поступай с другим так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой»), способное сформировать более высокий уровень нравственного сознания, деятельности и действенности, совершенно не достаточно. Т.к. замыкает, ограничивает индивидуума исключительно на самодеятельности, только на альтруизме (сейчас совершенно недостаточном), направляет на ту са­мую «разрозненность». Поступай! — это действие индивидуальное, личное, эпизодическое, а часто и случайное, но не систематическое и не коллективно-социальное, требующее совсем иных условий, подготовки. (А т.к. такое действие является эпизодическим, а не, как того требует жизнь и авида, ре­гулярным, поэтому оно абсолютно не достаточно. Совершенно не удовлетворительным и во все большей и далее недопустимо-критической степени). Тем более, что естественный интеллект (ЕИ), все более лишается даже права на труд (а, следовательно и на жизнь), образование, требуемого в со­ответствии с «Декларацией прав народов» (Статья 23:«Каждый человек имеет право на труд, на сво­бодный выбор работы»; Статья 26: «Образование должно быть направлено к полному развитию чело­веческой личности»;Статья 29: «...человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности»),. а возможности реализации действительной свободы все более вырождается, т.к. определяются только мерой располагаемой власти и количе­ством имеющихся финансовых и производственных ресурсов, при стремлении избавиться от живого труда, человеческого, лишая т.о. личность самой возможности жить, потенциальной и тем более фи­зической возможности обретения социально значимых рабочих мест, Т.к. вытесняется ИИ (искус­ственным интеллектом), причем, сами люди. при этом, все более примитивизируется. а жизнь марги­нализируется. Ведь в таком случае управление ставится все проще и безопасней, дешевле для вырож-

необеспеченности (социальной; организационной, технологической, материальной, нравствен­ной), но базирующаяся (фактически) исключительно на высоких помыслах («10 заповедей», Нагорная проповедь Иисуса) — нравственность (и личная и социальная), основа и важнейшая составляющая Цели развития — обречена.И все более ускоренно и массово, глобально. Рано или поздно. (Повторим — «Программа цивилизации провалилась. Совесть потерпела крах» «Шпигель», 1993г.)

Кстати, ни одно в мире Министерство культуры не озабочено формированием и разви­тием нравственности. Нет у них, поэтому, и соответствующих подразделений, программ, си­стем:

— Осознавая такую ситуацию, на международном симпозиуме, представлявшем почти всех президентов АН СНГ, президента Европейской федерации национальных академий наук и других высоких руководителей европейской науки, были приняты Рекомендации, включаю­щие, в частности, и следующие: «В условиях резкого повышения вооруженности знаниями, умениями и ресурсами человек, социальные системы становятся необыкновенно могуществен­ными, что при нынешнем отставании и даже разрушении социальных традиций и моральных устоев может представлять не только благо, но и большую опасность. В связи с этим необ­ходимо кардинально пересмотреть этические аспекты формирования инновационной культу­ры требует обеспечения гуманистической ориентации инновационного развития. Одновре­менно следует создавать институциональные и информационные возможности духовного раскрепощения творческих личностей, условия сохранения и активизации новых идей, имея в виду, что современная цивилизация становится все более чуткой к флуктуациям в социаль­ной, экономической и экологической сферах» (выделено — авт.) [26]. «...мы присутствуем при громадном выходе наружу незанятых сил. Современный человек не знает, что делать со време­нем и силами, которые он выпустил из своих рук. Мы стонем от этого избытка богатств» [18]. Конечно, вернее: от неумения ими распорядиться, как на личном, так и социальном, цивилиза­ционном уровнях. И, т.о., как заметили Ф. Шиллер [8], А. Швейцер [38]) — к искажению и по­тере нравственной составляющей жизни. Важнейшей цели и условия развития-сохранения жизни. Поэтому, еще точнее, глубже — от неумения развивать нравственность, сделать ее мас- совей, активней, инициативней, организованней. обеспеченней и более автономной.


Литература:

1. Наука для XXI века. Новые обязательства (Декларация о науке и использовании научных знаний. По­вестка дня в области науки — рамки действия) // Всемирная конференция по науке, Будапешт, 1999 г. — Париж: ЮНЕСКО, 2000. — 56 с.

2. Джелали В.И., Кулиниченко В.Л., Тарасов В.А. О создании и развитии инновационной системы Украины (к Концепции развития инновационной системы Украины)// Письмо Председателю комите­та Верховного Совета по образованию и науке Самойлик Е.С.- Укр. журн. мед. техшки i технологи.- К.:- 2006.- №3.- С.78-83.

3. Джелали В.И., Моисеенко В.В. Условия и средства эффективного решения экологических проблем // Менеджмент и кадры: психология управления, соционика и социология. 2016. №9-10. С.27-33.

4. Джелали В.И. О книге «Инновационная культура. Теоретические, технологические, нравственные и

прикладные аспекты» (В.И. Джелали, В.Л. Кулиниченко). // Инновации. 2016. № 1. С.115-120. — URL: http://www.maginnov.ru/ru/zhumal/arhiv/2016/innovacii-n1-2016/o-knige-innovacionnava-kultura.-


5. Тоффлер Э. Шок будущего. — М.: АСТ 2001. — С. 517-529.

6. Джелали В.И., Кулиниченко В.Л. Инновационная культура и здоровье// Кибернетика и вычислитель­ная техника. — 2006. — № 150. — С. 88-104.

7. Джелали В. Некоторые основные составляющие творчества и свободы// Матерiали 6-п Мiжнародн. конф. «Творчють свободи як свобода творчосп». — К., 2001. — С. 20-21.

8. Шиллер Ф. Философские письма// Статьи по эстетике.-т.У!.-1950 г.-М.-Л.- Гослитиздат.- С.27-40.-

дающейся «элиты». А возможности роста и реализации результатов для ЕИ, созидающей личности, активно сокращаются.

9. Калитич Г.И., Джелали В.И., Андрощук Г.А. Механизм демократизации и гуманизации создания ин­формационного ресурса// Чегетский форум — 89 (Интеллектуальные ресурсы развития научно­технического прогресса). — С.228-231.

10. Джелали В.И., Кулиниченко В.Л. Система социально-личностного обеспечения демократической и инновационной подготовки принятия решений // Системи тдтримки прийняття ршень. Теорiя i прак­тика — К.: 1П ММС НАНУ, 2005. — С. 22-24.

11. Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. — М.: Наука, 1991. — 271 с.

12. Джелали В.И., Моисеенко В.В. Инновационная стратегия развития космонавтики в условиях глобали­зации // Винахщник i рацiоналiзатор. — 2004. — № 4. — С. 8-11.

13. Морозов А.А., Джелали В.И. К концепции инновационной составляющей национальной безопасности (предварительные замечания, исследование) // Математичш машини i системи. — 2011. — №№ 2-3.


14. Джелали В.И., Моисеенко В.В. Радикально новые коренные лично-социальные технологии — основа эффективного и прогрессивного развития социума и личности// Соцюполю в Украш (вщ ще! до практичного втшення). — Матер. н.-пр. конф. — К.: 2000.- С.142-149.-208с.

15. Кузнецов Э.И., Баранов Г.Л., Джелали В.И. Инновационная база развития космонавтики // Менеджмент и кадры: психология управления, соционика и социология. — 2018. — № 11-12. — С. 43-48. —

16. Джелали В.И., Новак И.М. Инновационные особенности обеспечения экспортоспособности Украины // Науковi пращ МАУП, вип.10 (Управлшня конкурентоспроможнютю в умовах глобалiзацu. — К., 2003. — С. 179-181.

17. Джелали В.И., Кулиниченко В.Л. Определяющие особенности науки завтрашнего дня // Менеджмент и кадры: психология управления, соционика и социология. — 2019. — № 1-4.

18. П. Тейяр де Шарден Феномен человека. — М.: «Наука», 1987. — 240 с.

19. Джелали В.И., Кулиниченко В.Л., Моисеенко В.В. Инновационная культура — основа, движитель и определитель направления и качества развития социума и личности // Винахщник i рацiоналiзатор. — №4. — 2002. — С. 5-11.

20. Николаев А.И. Инновационная культура — стратегический ресурс нового века// Спец. выпуск к пято­му Петербургскому экономическому форуму. — Институт стратегических инноваций. — М.: 2001. — 15с.

21. Меньшикова И.«Мань! Так больше жить нельзя!» или идеализм как высшая форма материализма // Зеркало недели. — 22.09.2007. — С.22.

22. ЦибулякА. Глобалiзацiя: руйшвна сила антикультури// Урядовий кур’ер. — 20.07.07. — С. 8-9.

23. Терещук В., Джелалi В., Кудт В., Новиков Б. Совють — це той бог, якому не моляться, А дарма // Вiче.

— 1996. — №12. — С. 72-76.

24. Джелали В.И. Инновационная культура САНИ — основа и главное средство нравственной культуры // Глобальна бюэтика: сучасш вимiри, проблеми, ршення. — К., 2004. — С.67-69.

25. Джелали В.И., Остапенко Л.В., Легастов В.Г. Об основной, первоочередной задаче современности // Матерiали VI Всеукрашсько! н.-пр. конф. «Глушковсьш читання» (13.12.2017) «Цифрова револющя в соц.-ек. сферк iсторiя i перспективи».- К.: КП1 iм. БСжорського, 2017. — С. 51-54. — 166 с. — URL: http://innovation-dream.blogspot.com/2018/05/blog-post.html

26. Роль международных организаций в развитии общеевропейского научно-технологического простран­ства// Материалы межд. Симпозиума в рамках реализации решений Всемирной конф.. по науке (Бу­дапешт, 1999 г.). — К., 2002. — С. 322-325.

27. Крон А. Капитан дальнего плавания// Новый мир. — №2. -1983. -С.133.

28. Мирская Е.З. Механизм оценки и формирования нового знания в естественных науках// Вопросы фи­лософии. — М.: ч.1. — №12. — 1977. — С. 55-65; ч.2. — №5. — 1979. — С. 119-130.

29. Джелали В.И. Инновационная информационная технология — основа инновационной культуры // Укр. журнал медичн. техшки i технологи. — 2007. — № 1. — С. 66-77; № 2-3. — С. 30-52.

30. Шиллер Ф. В чем состоит изучение мировой истории, и какова цель этого изучения. // Собрание со­чинений, T.VII. — М.-Л.: Academia, 1937. — С. 595-612.

31. Ильенков Э.В. Философия и культура. — М.: ИПЛ, 1991. — 464с.

32. Джелали В.И., Кулиниченко В.Л. Антропокосмизм Н. Холодного — концептуальная основа иннова­ционно-нравственной деятельности // Менеджмент и кадры: психология управления, соционика и со­циология. — 2015. — № 1. — С. 16-23.32.

33. Джелали В.И. Ответ на вопрос об инновационном развитии. // Винахщник i рацiоналiзатор. 2018. № 4. С. 5-9.

34. Джелали В.И., Кулиниченко В.Л., Кислов В.В. Методологии фундаментальных исследований иннова­ционной сферы // Стратепя розвитку Укра!ни. — 2007. — №1-2. — С. 315-334.

35. Джелали В.И. Система сохранения и активизации новых идей// Проспект ВДНХ УССР. — К.: Инсти­тут кибернетики АН УССР. — 1989. — 5 с.

36. Кессиди Ф.Х. К истокам греческой мысли. — СПб.: Алетейя, 2001. — 278 с

37. Титаренко А.И. Антиидеи (опыт социально-этического анализа). — М.: ИПЛ. — 1976. — 399 с.

38. Швейцер А. Культура и этика. — М.: Прогресс, 1973. — 343 с.

39. 39. Джелали В.И., Кулиниченко В.Л. Стратегическая устойчивость социального движения и и ннова- ционное развитие// Стратепя розвитку Украши. 2008. №1-2. — С.377-385.

40. Фаддеев Е.Т. Некоторые философские проблемы освоения космоса// Диалектический материализм и вопросы естествознания. — М.: Изд-во МГУ, 1964.

41. Рубцов В.В., Урсул А.Д. Проблема внеземных цивилизаций (философско-методологические аспекты).

— Кишинев: Штиинца, 1988. — 336с.

42. Джелали В.И., Кулиниченко В.Л. Духовно-инновационные аспекты социальной адаптации пожилых и молодых людей // Менеджмент и кадры: психология управления, соционика и социология. — 2016. — № 5-6. — С. 14-22.

43. Джелали В.И., Кулиниченко В.Л. Союз пожилых людей и молодежи — важнейшее средство иннова­ционно-нравственного развития человека и Социума // Strategia supravietuirii din perspective bioeticii, filosofiei si medicinei. Culegere de articole stiintifice cu participare international , vol.3. — Chisinau: 2013.


44. Джелали В. Синтез методологий философа и конструктора — необходимое условие решения основ­ных и наиболее актуальных проблем. // Матерiали 5-п Мiжнародноп наук.-практ. конф.«Творчють, як споЛб буття дшсного гумашзму». — К.: НТУУ «КП1», 1999. — С. 111-112.

45. Джелали В.И. О прогнозировании движения систем// Винахвдник i рацiоналiзатор. — №3. — 2005. — С.5-7. — URL: https://space-future.blogspot.com/2018/07/blog-post 23.html.

46. Джелали В.И. К прогнозированию стратегии качественного развития космонавтики. // Вопросы про­ектирования и производства конструкций летательных аппаратов, сб. научных трудов. — 2002. — Вып. 28(1). — С. 104-110.

47. Джелали В.И. К стратегическому качественному прогнозированию космонавтики (формирование высших целей) // Винахвдник i рацiоналiзатор. — 2005 . — № 6. — С. 9-13.

48. Зелинский Ф.Ф. Древнегреческая религия — К., — СИНТО.- 1993.- 128с. (Петроград, 1918.- ОГНИ).

49. Джелали В.И., Ермаков И.И. Праздник Прометея // Менеджмент и кадры: психология управления, соционика и социология. — 2015. — № 3. — С. 52-60.

50. Гусейнов А. А., Иррлитц Г. Краткая история этики// Москва.«Мысль».-1987.-С.6.-592с.

51. АндреевД. Роза мира. — М.: Мир Урании, 2002. — С. 514-520.

52. Асмус В.Ф. Античная философия. / изд.3-е. — М.: Высшая школа, 1976. — С.376.

53. Джелали В.И., Зинченко А.П., Моисеенко В.В. Эффективная инновационная деятельность (личная и социальная) — главное условие и средство успеха, прогресса// Винахвдник i рацiоналiзатор.- К.: 2003.

— ч. 1. — №4.- С.11-13; ч.2.- №6. — С. 6-8.

54. Джелали В.И. О закаливании организма. Теория и практика. —PalmariumAcademicPublishing, 2019. - 208 с.

55. Джелали В.И. Особенности дня, определяющие настоящее и будущее // Проблеми i перспективи ш- новацшного розвитку економши в контексп штеграци Украши в европейський науково-шновацшний проспр . Матерiали XXIV Мiжн.наук.-практ. конф. (Одеса, 19-21 червня 2019 р.) — К.: Фешкс, 2019. - С. 230-234. — URL: https://space-future.blogspot.com/2019/08/blog-post 90.html.

56. Пустовит С.В., Джелали В.И. Концепция здравосозидания в контексте валеологической парадигмы // Сахаровские чтения 2020 года: Экологические проблемы XXI века. Материалы 20-й международной научной конференции (Минск, 21-22 мая 2020 г.). Ч. 1. — Минск, 2020. — С.88-92.

57. Джелалг В. Актуальш основи етичного кодексу вченого — дослвдника, творця, новатора, громадяни- на // ВiР. 2010. №3. С. 16-18.

58. Мiхальов О.М. Проблеми шновацшно! дгяльносп в сучасних умовах // Проблеми i перспективи шно- вацшного розвитку економши в контексп штеграци украши в европейський науково-шновацшний проспр. Матерiали ХХ1УМжн. наук.-практ. конф. (Одеса, 2019). — К.: Фешкс, 2019. — С. 64-67.

59. Джелали В.И. Знание того, что делать (know what) — особо важные и трудные инновации // 1нстру- ментальный свгг. — 2003. — №2. — С. 38-40; №3. — С. 38-40.

60. Моисеев Н.Н. Алгоритмы развития. — М.: Наука, 1987. — 286 с.

61. ВернанЖ.-П. Происхождение греческой мысли. — М.: Прогресс, 1962. — 224 с.

Об авторах:

ДЖЕЛАЛИ Владимир Иванович — директор Украинского Центра сохранения и активизации новых идей (САНИ). Автор более 90 научных работ по проблемам и возможностям инновационного и нрав­ственного развития личности и социума, стратегического качественного развития космонавтики, прогно­зирования и развития социальных систем.

ГАВРИЛЕНКО Светлана Иосифовна — кандидат физико-математических наук, доцент, Председатель правления ОО «Комитет по этике и гуманитарной экспертизе», Председатель оргкомитета ежегодного международного форума «Пути духовного развития человека и общества» (Киев, Украина).




[1] АВИДА (автор + идея) — элементарная инновационная «частица». Как правило, неразрывное целое в

инновационном процессе, объект и субъект, с которым взаимно активно работает система САНИ.


[2] Т.е., в частности, процесс, обеспечивающий появление возможности, желания знать, видеть, познавать

мир, в целях добра, роста Добра, Таланта (личного и социального) решать проблемы (значимые для всестороннего прогресса) и способности освоения (владение методами, опытом) их решения.


[3] ИННОВАЦИЯ/лат./ — innovatio/ — обновление.


[4] Инновационная емкость определяется не только глубиной исследовательско-созидательного резуль­тата (наукоемкостью), но и количеством, широтой, разноплановостью сравнительно неглубоких, «не­значительных» находок, и даже использованием в новом качестве известных решений, знаний, необ­ходимых, в том числе, для реализации данной идеи (т.е. информационной емкостью). Все это, в ко­нечном счете, очень затрудняет восприятие инновации в целом. Количество и разноплановость ново­го становятся запредельными для современных условий и методов оценки.

Комментариев нет:

Отправить комментарий